25 Ноября 2012

Вход в арбитражный суд только профессиональным представителям?

В российском юридическом сообществе продолжается дискуссия о профессиональном представительстве.

Сама по себе идея профессионального представительства не сводится только к адвокатам. Вопрос о том, как будет подтверждаться профессионализм, обсуждается.

Профессиональное представительство иначе называют адвокатской монополией. Если данное нововведение внедрят, то для защиты интересов в суде необходимо будет нанимать не любого юриста, а только того, который имеет удостоверение адвоката или аккредитацию в суде. Тем не менее, на сегодняшний день это только идея, имеющая как сторонников, так и противников.

25.10.2012 г. в Высшем арбитражном суде РФ проводилось мероприятие, посвященное Европейскому дню гражданского правосудия. Отдельную часть мероприятия посвятили дискуссии об идее профессионального представительства в судах РФ, в большей степени в арбитражных судах.

Согласно позиции ВАС РФ, изложенной в Справке по вопросам, касающимся возможных направлений и перспектив совершенствования института представительства в арбитражных судах потребность в профессиональных представителях обусловлена, прежде всего, особым (экономическим) характером рассматриваемых арбитражными судами споров, сложность которых неуклонно увеличивается. Участие в рассмотрении таких споров лиц, не обладающих соответствующим образованием и знаниями, с одной стороны, как правило, не способствует эффективной защите их прав, а с другой – объективно затягивает рассмотрение дела.

При этом представляется очевидным, что судебное дело, в котором принимает участие профессиональный представитель, как правило, будет рассмотрено значительно быстрее, нежели дело, в котором лица самостоятельно представляют свои интересы. Более того, в случае если сторона не использует услуги лица, имеющего надлежащую правовую квалификацию, в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, дополнительная нагрузка ложится на судью, который, по сути, вынужден восполнять пробелы в процессуальной деятельности участвующего в деле лица в целях принятия законного и обоснованного судебного акта.

По мнению ВАС РФ, необходимость переосмысления закрепленных в действующем законодательстве подходов к вопросам судебного представительства в арбитражных судах очевидна.

В СМИ даже была информация, что якобы ВАС РФ разработал законопроект об адвокатской монополии. Однако зампредседателя суда Татьяна Андреева заявила, что такого проекта нет, проходили лишь рабочие обсуждения. По ее словам, нет речи о создании новой профессии судебного представителя, задачу надо решать в рамках действующих институтов. Обычно первыми кандидатами в «судебные монополисты» называются адвокаты. Но это к слову. Представители арбитража считают, что надо выработать критерии квалифицированной юридической помощи, которые можно было бы предъявлять к представителям. Просто так взять и отдать судебную защиту граждан и организаций на откуп адвокатам не планируется.

Сторонники нововведения отмечают, что на настоящий момент жителям России тяжело рассчитывать на квалифицированную помощь юриста. А удостоверение адвоката, по их словам, гарантирует профессионализм.

Тем не менее, корпоративные юристы, с подобным мнением не соглашаются, поскольку считают, что по уровню профессионализма не отличаются от адвокатов.

Как заявила недавно в интервью информационным агентствам заместитель министра юстиции России Елена Борисенко, Россия стоит на пороге реформы своей юридической системы. «Реформа давно назрела, она просто необходима, так как на сегодняшний день российский рынок юридических услуг абсолютно либерален, - сказала она. - Он регулируется только в сфере уголовного процесса, где есть требования к квалификации и статусу лица, представляющего интересы сторон. Во всех остальных отраслях у нас любое лицо, даже без юридического образования, может осуществлять юридическую практику». По ее словам, концепция реформы еще обсуждается. Но профессия, на взгляд Елены Борисенко, должна быть единой, и развиваться в едином сообществе, которое будет независимым и обладать эффективным механизмом по допуску в юридическую среду только профессионалов и исключению неквалифицированных или ведущих себя неэтично по отношению клиенту участников.

Следует отметить, практика профессионального представительства закреплена в законодательстве целого ряда зарубежных стран (таких, например, как Австрия, Бельгия, Великобритания, Израиль, Италия, Нидерланды, Португалия, Турция, Финляндия, ФРГ, Франция, Норвегия, Испания, Дания, Англия).

Высшим арбитражным судом было поднято несколько вопросов для обсуждения юридическим сообществом:

        Должно ли профессиональное представительство быть абсолютным, т.е. в принципе исключающим возможность осуществления представительства в арбитражных судах лицами, не являющимися юристами, либо в ряде случаев можно допустить возможность осуществлять представительство лицами, оказывающими разовые юридические услуги на безвозмездной и непрофессиональной основе (как правило, родственниками представляемого.

Вместе с тем целесообразность реализации данной модели именно в арбитражных судах может вызывать сомнения исходя из особого (экономического) характера рассматриваемых арбитражными судами дел и проистекающей из этого сложности таких дел.

2) Кого следует рассматривать в качестве «профессионального представителя»?

3)Следует ли вводить обязательное профессиональное представительство, если да, то по каким категориям дел и (или) на уровне каких инстанций оно должно быть введено в арбитражных судах?

4) Следует ли вводить систему аккредитации профессиональных представителей при арбитражных судах?



В зарубежных государствах достаточно широко распространены две основные модели профессионального представительства:

    «ограниченной адвокатской монополии» на профессиональное судебное представительство, которая допускает возможность осуществления такого представительства не только адвокатами, но и иными лицами, соответствующими определенным требованиям (наличие юридического образования, стража работы и др.)

    «абсолютная адвокатская монополия» на осуществление профессионального судебного представительства, которая исходит из того, что осуществление в судах представительства на профессиональной основе может осуществляться только адвокатами.

В настоящее время вопрос о том, кто может быть отнесен к профессиональным представителям явялется наиболее дискуссионным вопросом.

Однако прежде, чем отвечать на данные вопросы хотелось бы напомнить, что ранее до 31.03.2005 года, действовавшей редакции части 5 статьи 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ, интересы организаций в арбитражных судах могли представлять только руководители, иные штатные сотрудники, либо адвокаты. Поскольку такой подход, необоснованно ограничивал круг лиц, имеющих право представлять интересы организаций в суде, в пользу адвокатов, Конституционный Суд РФ Постановлением от 16.07.2004 № 15-П, признал его не соответствующим Конституции РФ: статьям 19 (части 1 и 2), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 123 (часть 3).

Для удобства восприятия процитируем здесь положения Основного закона России, нарушение которых было установлено Конституционным Судом РФ:

части 1 и 2 статьи 19 – «перед законом и судом все равны, государство гарантирует такое равенство всем вне зависимости от обстоятельств». Подразумевается право организации, наравне с соответствующим правом граждан, выбирать себе любого профессионального представителя в арбитражный процесс, а не из ограниченного круга деятелей — адвокатов

часть 1 статьи 46 – «каждому субъекту гарантируется судебная защита прав и свобод»

часть 3 статьи 55 — «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства».

часть 3 статьи 123 — «судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон».

Учитывая приведенные положения Конституции РФ, в случае введения института «профессионального представителя» в арбитражном процессе, видеться, что «профессиональный представитель» - это не только адвокаты, а также иные лица, соответствующие установленным требованиям (наличие юридического образования, стража работы, прошедшие аккредитацию, или состоящие в профессиональной само регулируемой организации). Соответственно установление относительной монополии адвокатуры видеться наиболее разумным, рациональным и в тоже время не противоречащим Конституции РФ решением сложившейся ситуации.

По мнению ВАС РФ, институт аккредитации, по-видимому, должен означать, что к осуществлению профессионального представительства в арбитражных судах будут допускаться только аккредитованные лица.

При этом, введение института аккредитации должно преследовать две основные цели:

а) упорядочение рынка услуг лиц, осуществляющих представительство в арбитражных судах, в том числе посредством создания единого реестра аккредитованных представителей – данный реестр мог бы, помимо прочего, содержать сведения о стоимости услуг представителя, которые в определенных случаях могли бы быть использованы судом для определения размера подлежащих возмещению расходов на оплату услуг представителя;

б) установление механизма, позволяющего в случае совершения профессиональными представителями определенных действий (например, проявления грубого неуважения к суду) исключать или временно ограничивать возможность указанных лиц участвовать в арбитражном процессе (приостановление или аннулирование аккредитации).

При этом, по мнению ВАС РФ, процесс аккредитации должен сводиться к представлению профессиональным представителем в суд предусмотренного законом пакета документов, подтверждающих соответствие представителя установленным квалификационным требованиям (например, диплом о высшем юридическом образовании и т.д.).

Как член юридического сообщества, могу присоединиться к тем лицам, которые утверждают, что наличие высшего юридического образования и записи о стаже работы, зачастую не всегда свидетельствуют о должном уровне квалификации.

В целях осуществления фильтрации специалистов, а именно такую цель преследуют инициаторы обсуждений — представители ВАС РФ, также разумным и справедливым видется введение аккредитации при арбитражном суде субъекта РФ, которая позволила бы участвовать профессиональному представителю во всех судебных инстанциях арбитражного суда.

Кроме того, помимо предоставления документов о соответствии соискателя требованиям по возрасту, образованию и опыту работы, справки об отсутствии психических заболеваний, думается, что соискателю необходимо проходит также проверку знаний (квалификационный экзамен). При этом квалификационный экзамен может осуществляться как судом, так и представителями профессиональной общественности. В пользу введения единого юридического экзамена также высказался представитель ВАС РФ Денис Новак, однако, по его мнению, в ближайшее время эта система не может быть создана.

Учитывая, что законодательство претерпевает постоянные изменения необходимо установить срок действия квалификационного экзамена (например, три или пять лет), что позволит осуществлять проверку знаний соискателей, и будет способствовать самостоятельному повышению уровня соискателями своей квалификации.

В случае введения института профессионального представительства в арбитражных судах, такое введение должно распространяться на все инстанции арбитражного суда, поскольку каждая судебная инстанция имеет свое неоценимое значение, а допущенная юридическая ошибка на любой стадии процесса, может привести к тому, что интересы клиента не будут должным образом защищены, а возможность восстановления нарушенных прав исчерпана.

При этом для отдельных категорий дел, например, в зависимости от цены иска, привлечение профессионального представителя может быть признано необязательным.

Многие члены юридического сообщества поддерживают идею введения ответственности профессионального представителя. Поскольку как утверждают представители ВАС РФ, имеющиеся в АПК РФ механизмы борьбы с действиями представителей по затягиванию процесса, иным злоупотреблением своими правами– судебные штрафы – не подтвердили свою эффективность на практике.

При этом приостановление или аннулирование аккредитации, как представляется, должно осуществляться в рамках самостоятельного процесса (например, рассмотрение дела о привлечении лица к административной ответственности), чтобы соблюсти все процессуальные права привлекаемого к ответственности лица. Кроме того, рассмотрение вопроса о приостановлении или аннулировании аккредитации не должно осуществляться тем же составом суда, в отношении которого представителем были совершены соответствующие действия. Более того, представляется наиболее целесообразным передать дела о рассмотрении вопросов о дисквалификации профессионального представителя в арбитражном суде на рассмотрение в суд общей юрисдикции. В любом случаи, критерии и основания дисквалификации требуют детальной проработки, что, по всей видимости, будет осуществляться в ближайшее время.



Также хотелось обратить внимание на то, что в настоящее время уже ведется работа по разработке системы оценки и сертификации квалификации юридических кадров.

Так, на основании соответствующего государственного заказа в Московской государственной юридической академии им. О.Е. Кутафина осуществляется разработка проекта, задачей которого является создание к 2015 г. общероссийской системы оценки и сертификации квалификаций в области юриспруденции.

Созданная распоряжением Президента Российской Федерации Межведомственная комиссия по вопросам повышения качества высшего юридического образования (далее - МВК), которой руководит Министр юстиции Российской Федерации, совместно с Ассоциацией юристов России, Ассоциацией юридического образования и Учебно-методическим объединением по юридическому образованию к настоящему времени завершила разработку федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования (далее - ФГОС ВПО) в области юриспруденции, подготовила и запустила механизм общественной аккредитации вузов, реализующих подготовку юристов.

Еще 30 сентября 2011 г. на очередном заседании МВК обсуждался вопрос «О едином квалификационном экзамене, дающем право на занятие определенным видом юридической деятельности».

На основании результатов, выработанных рабочей группой МВК, и доклада председателя правления Ассоциации юристов России (далее - АЮР) И.Е. Манылова был принят ряд решений, в т.ч. о необходимости провести детальную проработку всех аспектов введения единого квалификационного экзамена, дающего право на занятие определенным видом юридической деятельности. Но уже на данный момент имеется понимание, что принимать профессиональный экзамен будут уже не вузы (которые сейчас фактически проверяют сами себя), а представители профессионального сообщества в первую очередь представители работодателей и их главного объединения - Ассоциации юристов России.



Таким образом, изменение действующего законодательства в части введения профессионального представителя в арбитражном суде, может скоро стать реальностью, и после подготовки официального законопроекта каждое заинтересованное лицо будет иметь возможность участвовать в публичных слушаниях.


Интересные цифры:

На сегодняшний день более 66000 адвокатов зарегистрированы в реестре Министерства юстиции РФ.

По оценочным данным Роскомстата, российские вузы каждый год выпускают примерно 150 - 160 тыс. молодых юристов. Одновременно во всех вузах России обучаются по направлению и специальности «Юриспруденция» более одного миллиона человек (из доклада руководителя Рособрнадзора Л.Н. Глебовой на заседании Межведомственной комиссии по вопросам повышения качества высшего юридического образования 30 сентября 2011 г.). Подготовка юристов ведется более чем в 1200 вузах и их филиалах.
Поделитесь в соцсетях